Чтобы рана зажила

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

«Виктор Петрович, не больно так?» – Даша аккуратно отклеивает повязку, под которой открывается пролежень.

«Нормально», – отвечает Виктор Петрович.

Пролежень у Виктора Петровича большой, сантиметров 8-10 в диаметре. Когда Даша увидела его впервые, то сразу поняла, что лечение будет долгим и непростым. На практике она не раз сталкивалась с такими осложнениями у лежачих больных. Несколько часов неподвижности в постели – и месяцы лечения. И еще хорошо, что мужчина боли не испытывает. Иначе обрабатывать рану было бы намного сложнее.

Еще полгода назад Виктор Петрович и представить не мог, что его жизнь резко и быстро изменится. Он работал в спортивной школе, по выходным встречался с друзьями, пару раз в месяц прибирался в холостяцкой квартире. Но в июне у него случился инсульт. Затем второй. И третий. И сейчас, в 54 года, он лежит в подгузнике лицом к стене и смотрит в пальму на обоях. У него рана возле копчика, которую лечат второй месяц. Его окружают девушки, он не может ни улыбнуться, ни пошутить – только отвечает, больно ему или нет.

Даша Алексеева, специалист по социальной работе с медицинским образованием, набирает в шприц раствор хлоргексидина и не спеша промывает рану. Повторяет еще раз. И еще.

«Я с таким пролежнем здесь столкнулась впервые, – сиделка Ольга внимательно наблюдает за манипуляциями. – Обычно, когда за человеком ухаживаю, я его переворачиваю почаще. Если что-то где-то появляется, я сразу мажу, чтобы не развивалось. Тут я две недели назад пришла, кожа была уже коричневая, некроз или что это».

«Уже заживает. Помните, поначалу кровь шла, сейчас кожа розовая, видите? Вот эта краснота – это грануляция, молодая ткань появилась. Небыстро, но это заживет», – пока ее коллега Катя Голофаева объясняет, Даша закладывает в рану альгинантные повязки: растворяясь, они превращаются в гель и ускоряют заживление.

Сверху – еще одна противопролежневая повязка, которая фиксируется специальным лейкопластырем.

«Не больно?» – еще раз уточняет Даша.

«Нет», – снова отвечает в пальму Виктор Петрович.

Вся процедура занимает чуть больше 20 минут.

«Завтра я попробую его посадить, – делится Ольга. – И потом мы пойдем в туалет, будем мыться и после этого сделаем новую перевязку. Вообще через день делаю, но как пойдет».

Специалисты оставляют три упаковки подгузников, пенку для мытья лежачих больных и две противопролежневые повязки – чтобы хватило до следующей недели.

«Для нас существует лишь один способ лечения – поддерживать влажную среду в ране. Так ткани быстрее регенерируют, рана заживает. Для этого и нужны противопролежневые повязки. Они разные для каждого случая. Но врачей учили сушить рану «зеленкой», перекисью, водкой. Так можно делать, только чтобы остановить процесс, но никак не вылечить», – рассказывает Даша.

Пролежни у людей наши специалисты видят буквально каждый второй выезд. И в последнее время все чаще: много паллиативных больных лежат дома, родственники не всегда умеют правильно ухаживать, а порой физически не успевают переворачивать человека каждые два часа. Сначала возникает раздражение на коже. Если сразу не предпринять мер, то в ослабленном организме случится катастрофа: небольшое повреждение быстро превратится в рану, которую старая школа будет заливать «зеленкой», а хирург предложит вырезать… А мы учим правильно очищать рану и использовать противопролежневые повязки.

Одна повязка может находиться на ране от трех о семи дней. Это экономит время и средства. Сейчас на наших подопечных мы расходуем в среднем шесть повязок в неделю. Они недешевые, поэтому мы открываем сбор на сумму 31 250 рублей. Этого хватит, чтобы закупить противопролежневые повязки для разных стадий на три месяца. Мы очень просим вас помочь в этом сборе!


Мы помогаем паллиативным больным на дому благодаря поддержке БФ развития филантропии «КАФ» в рамках программы «Солидарность ЕС с российским гражданским обществом: помощь пожилым и взрослым с инвалидностью». Донор программы – Европейский союз.

Расскажите об этом друзьям

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники