Надежда в чашке чая

Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

«Думаешь, я не понимаю, что это конец? Ты прости меня, но я не пойду ни к какому врачу больше. Никуда не пойду. Прилягу я, ты ступай», – впалые щеки, заросшие щетиной, опущенные уголки губ и совершенно пустые глаза – этот человек лишь отдаленно напоминал Тане ее любимого мужа Мишу…

Они познакомились в 1981-м. Таня работала на судоремонтном заводе в Омске, а Миша приехал в командировку из Ленинграда. Да так и остался в сибирском городе – провинциальная Таня наотрез отказалась перебираться в Северную столицу, где толком нет ни солнца, ни зимы с морозцем, а только вода кругом.

После свадьбы они жили в коммуналке: в одной комнате старенький фронтовик, в другой – танина мама, третья – хоромы молодоженов: целых 10 квадратных метров. Да какая разница, если это временно? Ведь через несколько лет у Тани с Мишей будет своя квартира, а к пенсии они купят маленький дом где-нибудь недалеко от города. Миша его, конечно же, своими руками доведет до ума. Возле дома посадят яблони, заведут цыплят, а может, и кроликов. Дети будут приезжать по выходным, привозить внуков на каникулы на все лето. Рядом обязательно речка, лес, а значит, вместе с ребятишками будут на рыбалку ходить и по грибы…

С детьми у них долго не выходило. И когда Таня все-таки забеременела, Миша весь срок носил ее на руках, иногда – буквально. Все заботы взял на себя. Фронтовик тихо умер в своей комнате, завещав ее Тане в благодарность за доброту и внимание. Миша взялся за ремонт: ободрал старые обои, наклеил вместо них веселые, с медвежатами. Таня сшила цветочные занавески. Знакомая мамы помогла достать детскую мебель. И когда родилась Настюша, они словно стали на шаг ближе к мечте. Таня растила дочь, а Миша ходил в навигации, калымил, на зиму устраивался охранником, вахтером – ради любимых девочек брался за любое дело.

А потом распался Союз. Началась приватизация завода, и Миша остался без работы. Потом умерла танина мама. Потом случился кризис, и они потеряли все деньги, которые откладывали на свою мечту – дом в деревне. А потом Миша заболел.

К тому времени Настюша, уже учившаяся в вузе, была девушкой на выданье: от ухажеров у миловидной блондинки отбоя не было. Наверное, поэтому она просто не замечала, как отца тошнило и рвало, как он худел, а после работы старался полежать час-два, как мама убеждала его пойти к врачу…

У Миши нашли опухоль в желудке. Злокачественную. Во время операции опухоль удалили, а вместе с ней большую часть желудка. Врач назначил химиотерапию, чтобы убить метастазы, но Миша отказался.

После операции он еще больше похудел, хотя был полон энтузиазма и планов на год вперед. Именно такой срок отвели врачи пациенту с четвертой стадией онкозаболевания. Но все пошло не так, как предполагали. Метастазы скоро проникли в кости, Мишу стали мучить боли. Кеторол, трамадол – не помогали. Он терпел, как мог. Однажды Настю отпустили с последней пары, и она раньше вернулась домой. На кухне папа перебирал лекарства в аптечке. Рядом на столе стояла уже открытая бутылка коньяка… Сначала они вместе плакали, а потом позвонили маме, которая недавно устроилась в садик нянечкой. Через три дня Миша оказался в хосписе.

Ему подобрали препараты, благодаря которым уже на второй день боль ушла. Но вместе с ней из Миши как будто ушла сама жизнь. Он лежал в палате, вставал в туалет, ел столовскую еду, принимал лекарства, подставлял руку для системы – все как под гипнозом. Не отвечал на телефонные звонки, а когда Таня с Настюшей приходили в гости, он старался как можно скорее закончить свидание, сославшись на процедуры, обед или тихий час.

Когда Миша вернулся домой, то не разуваясь прошел в зал, лег на диван, да так и остался лежать. Сказал только, что это конец и что никуда он больше не пойдет. Тане удалось стянуть с него ботинки и накрыть пледом. Он не встал ни вечером, ни утром. Жена с дочкой сначала уговаривали поесть, потом плакали, потом ушли. Миша слышал, как Таня на кухне кричала на дочь, и что-то разбилось…

«Есть такие люди, которые привыкли быть сильными, а когда с ними случается болезнь, они не могут ее принять. Принять то, что они сами оказались в положении тех, кому нужна помощь, – говорит психолог благотворительного фонда «Обнимая небо» Инесса Шереметова. – В таком случае нужен специалист. И не только больному, но и его близким. Потому что близкие сами в состоянии стресса и растерянности, своими действиями они могут усилить тревогу. Они погружаются в заботу об умирающем и не понимают, что с ними тоже не все в порядке».

С психологом Миша, конечно, разговаривать не стал. Поэтому Таня и Настя усадили специалиста на кухне, где за чашкой чая засыпали ее вопросами. Как прожить то время, которое им осталось вместе? Как вернуть отцу интерес к миру? Может, собаку завести, он давно мечтал?

Минут через 20 скрипнул диван в зале. Таня с дочкой притихли, но психолог жестом предложила продолжать беседу. Еще пара минут – и шаркающие шаги в коридоре. На кухню, опираясь на тросточку, вошел Миша. Настя подвинула отцу свободный табурет, на который он медленно опустился.

«Плесни мне чайку», – Миша наклонился к уху жены, продолжая прислушиваться к словам психолога: она говорила о стадии отрицания.

Стараясь не расплескать надежду, Таня наливала кипяток и украдкой поглядывала на Мишу. Он буквально глотал каждое слово, впиваясь глазами в психолога.

«Даже когда человек не хочет взаимодействовать, можно разговаривать с родственниками в его присутствии. Проговаривать то, что для него будет полезно, он ведь все это услышит. Спокойная, разъясняющая беседа с близкими может вселить и в пациента позитивный настрой, вызвать доверие, – уверена Инесса Шереметова. – Так мы сможем сформировать здоровый климат в доме, снять тревожность, успокоить».

…На ужин Таня отварила картошки, а Настя сбегала в магазин за соленой селедкой. Почистила ее, убрала кости, порезала, посыпала кольцами репчатого лука и чуть-чуть сбрызнула подсолнечным маслом. Да, вредно. Да, нельзя. Но пусть завтра будет нельзя. А сегодня – можно, потому что отец попросил. А еще он включил телевизор, посмотрел новости и дождался прогноза погоды. Пришел на кухню.

«Тань, а селедочница разбилась что ли? – он посмотрел на рыбу, уложенную горкой на блюдце в цветочек. – Давай завтра до магазина дойдем? Настюшка сказала, там есть посудный отдел».

***

Благотворительный фонд «Обнимая небо» создает выездную службу помощи паллиативным пациентам на дому. Благодаря ей пациенты и их семьи смогут получить социальную, медицинскую и психологическую помощь специалистов фонда. Чтобы выездная служба начала работать, необходимо сделать ремонт в помещении, где она будет располагаться. Пожалуйста, поддержите нашу инициативу.

Расскажите об этом друзьям

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники